Мало разжевать и в рот положить, так ещё и проглотить надо. 

Русская поговорка.

К нам с коллегой за юридической помощью обратился тридцатилетний мужчина, Пётр. Ранее мы уже занимались вопросом его развода и раздела имущества, закончившимся обоюдовыгодным мировым соглашением. Обратившийся сообщил, бывшая жена Лидия, мать их общего ребёнка, сына Ивана, обратилась в суд с требованием о взыскании с нерадивого папашки неустоек за несвоевременность платежей по алиментам, установлению твёрдой суммы алиментов, а чтобы два раза не вставать, ещё и о лишении родительских прав.

При этом Пётр высказал своё веское сомнение в своём отцовстве. Два года совместной жизни с другой спутницей, последовавшие после прекращения брака, к желанной беременности не привели, обращение к врачам и сданные анализы указали на крайне малую вероятность его детородной функции.

Выводы юридической консультации свелись к следующему: при пассивном участии судебный результат весьма предсказуем: иск удовлетворят по всем требованиям. По размерам задолженности и твёрдой сумме можно спорить, аргументы в виде справок и арифметических подсчётов дают возможность подвергнуть сомнениям правильность и обоснованность заявленных требований. С сыном всё серьёзнее и важнее.

Главное в этом вопросе, отцу самому необходимо определиться, нужен ли ему сын. Действительно ли важно ему это самое отцовство. А для прояснения своих чувств и определения позиции просто необходимо встретиться с юным Ваней, которого наш доверитель не видел более трёх лет, с годовалого возраста.

Попутно мы разъяснили, при наличии биологического материала современная наука практически безошибочно может развеять сомнения в отцовстве. Гадание по фотографии, похож или не похож, малоэффективно, тем более, свежих снимков нет. Рекомендовали увидеться с ребёнком и постараться раздобыть либо волос, либо ватку со слюной, после чего можно смело обращаться в специализированную организацию и от её специалистов-генетиков получить бесспорный результат кровной связи с сыном или об её отсутствия.

За два часа вводной консультации нами были подробно растолкованы возможности адвокатов, объём необходимой помощи со стороны доверителя, последовательность наших совместных и раздельных шагов в сборе документов и закрепления юридически важных фактов, довели ориентировочные стоимости предполагаемой психолого-педагогической экспертизы, а также возможные негативные последствия судебного решения. Клиент, оплатив консультацию, убыл для размышления о важности для него отцовства и решения вопроса нашей дальнейшей совместной работы.

Спустя несколько дней Пётр решился отстаивать свои отцовские права. Заключили соглашение, напомнили последовательность нашей работы и приступили к борьбе за сохранение родительских прав и отказ в материальных требованиях истицы.

Мы не впадали в разговоры о размере и темноте чёрной кошки, пробежавшей между бывшими супругами, уроженцами одной деревни, перебравшимися устраивать семейную жизнь в крупный мегаполис, но все переговоры между когда-то близкими людьми велись только через представителей. Мы писали юристу бывшей, он передавал послания от неё. На рекомендованную нами встречу с сыном доверитель мучительно не решался, мать Вани настаивала на встрече в стенах её квартиры и в её присутствии.

Опасаясь возможных скандалов и даже рукоприкладства со стороны сожителя бывшей, беспокоясь за психическое состояние малолетнего ребёнка, который мог стать невольным свидетелем нелицеприятной ссоры, наш доверитель предлагал организовать встречу с сыном в людном общественном месте, благо на носу были новогодние праздники и каникулы и в городе проводилась масса развлекательных мероприятий. Лидия вместе с представителем, оказавшимся мужем её родной сестры, это предложение проигнорировали. Отец вынужденно ограничился лишь денежным переводом для праздничного подарка сыну.

В очередном судебном заседании заявили встречное исковое требование об определении порядка общения с ребёнком. Не возражали против проведения психолого-педагогической экспертизы, о которой ходатайствовали наши оппоненты. Суд принял иск и назначил экспертизу в государственное учреждение, с выбором которого были согласны обе стороны. Оплата была возложена на нашего доверителя. Для ускорения затянувшегося процесса и вместо повторного заседания, нам предложили оплатить работу экспертов не через депозит суда, а непосредственно в экспертную организацию. Производство по делу было приостановлено.

А потом случилось то, что случилось.

Полученный нами счёт доверитель получил, но оплатить не смог в связи с тяжёлым материальным положением. Согласие на гарантийное письмо в экспертную организацию с просьбой об отсрочке, либо поэтапной оплате, наш доверитель не дал. Каких-либо шагов для встречи с сыном и возобновления общения с ним отец не предпринимал. Дополнительных денег, кроме перечисляемых через бухгалтерию, тоже не направлялось.

Спустя полгода судебный процесс был возобновлён. Истцы выразили своё намерение оплатить экспертизу, мы просили выслушать доводы отца и показания свидетелей, подтверждающих серьёзность отцовских намерений в отношении Ивана. Решение вопроса оплаты экспертизы судья посчитала преждевременной, а на подготовку ответчика и его свидетелей отвела две недели.

Четырнадцать дней пролетели молниеносно. Свидетелей, предупреждённых судом об уголовной ответственности и желающих подтвердить отцовский чувства нашего доверителя у Петра не оказалось. Трёхстраничные пояснения нашей позиции, Пётр в запланированном объёме и с должной интонацией озвучить не смог. Требования об алиментах и просрочках отверг, работая более последних двух лет в одной организации он переложил ответственность за своевременность и полноту перечисления алиментов на бухгалтерию, заявленная твёрдая сумму оказалась меньше перечисляемой, что негативно сказывается на интересах сына. Свою позицию о сохранении родительских прав подтвердил, но из-за волнения говорил сбивчиво и непоследовательно. Совсем не так, как в нашем кабинете и в коридоре перед заседанием.

На вопросы суда отвечал сбивчиво, с большими паузами. Представитель Петра сделал всё возможное по доведению позиции до состава суда, изложил отношение доверителя к ребёнку, волнение о его психическом состоянии, желании общаться с ребёнком по достижению тем более-менее сознательного возраста, тяжёлом материальном положении, не позволившем своевременно оплатить экспертизу. И даже приложил подготовленные письменные пояснения Петра, который не смог их полноценно озвучить.

Мама ребёнка, Лидия, рассказала суду о существовании в её жизни другого мужчины, с которым уже сожительствует длительное время и которого Ваня называет папой. Живут в той самой квартире, от прав на которую отказался при разводе Пётр. Поведала о своём нежелании рассказывать ребёнку правду о существовании биологического отца и предоставлении возможности встречи с ним. Настаивала на удовлетворении всех заявленных требований в полном объёме.

Участвующий в заседании прокурор немотивированно и необоснованно заняла позицию матери и просила удовлетворить заявленный той иск, во встречных требованиях отказать.

После непродолжительного совещания в совещательной комнате судья огласила резолютивную часть решения: материальные требования сокращены в пять раз от заявленных, в взыскании алиментов в твёрдой сумме отказано, наш доверитель, Пётр, лишён родительских прав.

Попрощались у здания суда. В нескольких словах обсудили ситуацию. Всё плохо, но ещё не фатально, есть над чем работать и куда двигаться. Пётр сел в свою престижную, но уже не новую иномарку и убыл.

П.С. Ждём мотивированное решение, Пётр пока думает о необходимости апелляционного обжалования решения суда, не звонит, не пишет, мер к общению с сыном не принимает.

Мы вспоминаем фразу, брошенную судьёй в процессе: «Не стоит шутить с судебными решениями». И ведь не поспоришь! Назначили экспертизу, согласился с оплатой, которую так и не произвёл, готовься получить весь негатив от последствий этого отказа.

Все вопросы, связанные с детьми, родительскими правами, определением места жительства и порядка общения в сто крат важнее и сложнее материальных тяжб. А тут: разжевали, в рот положили, вот только проглотить Пётр не смог. Или не захотел.

02.07. 2024 года

Адвокат Болонкин, +7-911-219-57-04

Да 36 36

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Хрусталёв Андрей, Матлис Софья, Петров Игорь, Болонкин Андрей, Немцев Дмитрий, Чикунов Владимир, Малкова Александра, Филиппов Сергей, +еще 1
  • 10 Июля, 07:22 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, ну что тут скажешь — каждый сам кузнец своего п... счастья, впрочем, как и несчастья. 
    Вы сделали всё, что было можно, и даже больше, и если Ваш доверитель сам «скомкал» всю работу профессионала, то такой «эксцесс исполнителя» — полностью его «заслуга», хотя даже в этом случае, решение суда лучше, чем могло бы быть. Всё очень относительно.

    +10
    • 10 Июля, 10:43 #

      Уважаемый Иван Николаевич, отрицательный опыт, это тоже опыт. И умалчивать о таком развитии событий при пассивной роли доверителя, тоже нельзя. 
      Надеюсь, читающие люди возьмут данный случай на вооружение.

      +4
  • 10 Июля, 07:32 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, поведение вашего клиента более чем странное, так что результат зависит только от него самого.

    +6
  • 10 Июля, 08:14 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, но для лишения родительских прав нужны очень веские основания, насколько я понимаю, а не просто наличие у матери ребенка нового сожителя... 
    Неужели только из-за этого лишили?

    +11
    • 10 Июля, 10:47 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, отказ от оплаты судебной экспертизы внёс свой значительный вклад в этот печальный результат. 
      Оказывеается, отсутствие судимостей, тесного знакомства с наркологом и психиатором, регулярное отчисление алиментов не дают стопроцентную гарантию сохранения родительских прав. 
      Велика вероятность, что такое вот решение может устоятся. В этом случае на него могут ссылаться и другие граждане.

      +5
  • 10 Июля, 11:35 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, а почему суд возложил оплату экспертизы, о которой ходатайствовал истец, на Вашего доверителя?

    +4
    • 10 Июля, 12:01 #

      Уважаемая Александра Михайловна, суд странное существо - взял и возложил. Не нравится, оспорьте определение. Вступило в силу — будьте добры исполняйте и несите отрицательны е последствия неисполнения.

      +3
      • 10 Июля, 12:14 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, понятно, что суду виднее.
        Просто интересно, как мотивировано. 
        На мой взгляд, когда дело касается интересов общих детей, справедливым является распределение расходов 50/50. Но это личное мнение.

        +7
      • 10 Июля, 13:06 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, полностью с Вами согласен. Это и есть один из главных уроков: нельзя легкомысленно относиться к судебным решениям. Их невыполнение существенно влияет на внутреннее убеждение судьи в совещательной комнате при вынесении окончательного решения по делу.

        +5
    • 10 Июля, 13:04 #

      Уважаемая Александра Михайловна, так решил суд. И на тот момент мы были не против оплатить эту самую экспертизу, определение мы не обжаловали.

      +5
      • 10 Июля, 13:21 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, понятно. В целом, Вашему терпению можно только позавидовать. Сложно работать при таком старательном противодействии, причем не со стороны оппонента.

        +5
        • 10 Июля, 13:42 #

          Уважаемая Александра Михайловна, а мы ведь в нашей профессии не только розы нюхаем…
          Но я реально надеялся, что этот вопрос лишения родительских прав важен для доверителя. 
          Допускаю, клиент весьма грамотный, образованный, мог и в инете разной дури наслушаться. О незыблимости права на отцовство при наших исходных данных.

          +5
  • 10 Июля, 11:58 #

    Мне кажется решающую роль в лишении родительских прав сыграла позиция отца, который в обычной жизни не общался с ребенком от момента его рождения.  Супер-ошибка то, что он не решился сделать это в период суда, когда сторонами была достигнута договоренность о такой встрече. Такое поведение оценивается как уклонение  от выполнения обязанностей родителя. Проблемы с алиментами — также внесли свою долю.

    Пассивное поведение доверителя — очень мешает работе, особенно в семейных спорах. В таких случаях я письменно, под роспись предупреждаю доверителя о последствиях его пассивного поведения. Например не заплатил за экспертизу — это обстоятельство истолкуют против  тебя, не хочешь встретиться — уклонение от общения и т.д.

    +1
    • 10 Июля, 13:03 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, в таких случаях лучше общаться под протокол. Где указываются рекомендуемые мероприятия и возможность наступления негативных последствий.

      +4
  • 10 Июля, 14:26 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, бывают случаю, когда проигравшая сторона винит в проигрыше суд, адвоката, всех. Мало кто задумывается, что виноват сам. Ваш пример тому подтверждение. Это нужно было «убедить» судью, что при указанных обстоятельствах отец был лишен родительских прав. В моем производстве было дело, где защищал отца, который был привлечен к уголовной ответственности за неуплату алиментов, и суд не нашел основания для лишения родительских прав, и прокурор поддержал мои доводы. 
    Семейный споры, энергозатратные, не все адвокаты берутся за подобные дела. Вашему терпению стоит позавидовать.

    +5
    • 10 Июля, 21:04 #

      Уважаемый Игорь Иванович, горьковатый осадок остался. Но я уверен, что мы с коллегой сделали всё от нас зависящее.
      Дальнейшее развитие событий всё расставит по своим местам. Ведь будет ещё и завтрашний день!

      +4
  • 11 Июля, 09:29 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, с интересом ознакомился с публикацией, да бывает и такое, но нельзя помочь тому кто сам себе помочь не хочет.

    +5
    • 11 Июля, 18:30 #

      Уважаемый Дмитрий Борисович, соглашусь с Вами. Крайне сложно это сделать.
      Особенно, если доверитель не полностью доверяет тебе свои далеко идущие замыслы и помыслы!

      +2
  • 11 Июля, 11:15 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, в своей практике, хотя и не так часто,, но сталкиваюсь с подобным поведением людей. Не так сказал, не оплатил,… Одним словом, сделал всё, чтобы помочь себе вляпаться в по самые уши.
    Вы, сделали всё, что от Вас зависело. Не внял.
    Вспомнил одно дело о взыскании морального вреда по ДТП с причинением вреда здоровью. 
    С 1 200 000 рублей заявленного ко взысканию морального вреда. в суде первой инстанции удалось снизить до 200 000 рублей (пешеход был сбит на пешеходном переходе с травмой позвоночника и длительным лечением). В апелляции были шансы снизить ещё.
    При рассмотрении жалобы не хотел, чтобы доверитель участвовал лично, но он настоял на своём участии. На вопрос суда при проверке материального состояния ответчика, пояснил: Имею в собственности склады, гостиницу, земельные участки, дома… Зарплата 112 000 рублей (директор ООО). Причем всё это время я давил ему на ногу и просил остановиться. Не подействовало. Как результат — решение без изменения, жалоба без удовлетворения. Фактически поломал всю мою работу. По моим пояснениям практически удалось убедить суд в небольшом заработке. Сведений об имуществе суд первой инстанции не истребовал при рассмотрении дела. О наличии имущества не было известно, пока ответчик сам не стал хвалиться.

    +4
  • 12 Июля, 19:30 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, когда доверитель ведет себя в процессе, как незаинтересованное в исходе дела лицо и будто требования к нему отношения не имеют, и соизмеримые усилия не прикладываются, то результат получается печальный, но закономерный. Хотя в делах по лишению родительских прав, оснований для удовлетворения данной части требования должно быть больше. Апелляция могла бы поправить этот  судебный акт, но нужно ли это доверителю?

    +2

Да 36 36

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Под лежачий камень вода не течёт или как утерять отцовство. Вредные советы» 5 звезд из 5 на основе 36 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Юридическая помощь, защита интересов и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации

Яндекс.Метрика