Прошедшие годы позволяют трезво и осмысленно оценить прожитое и пережитое, а затем грустно улыбнуться.

А ещё – честно и откровенно поделиться своими мыслями, эмоциями, оценками. Спустя столько лет и столько зим, уже невозможно разобраться, где в рассказанном правда, а где вымысел автора. Узнавшим себя или своих близких всегда можно сказать и говорю об ошибке и досадном совпадении. Эта история ничем не уникальна, достаточно реальна и правдоподобна даже спустя столько времени. 

* * * * * 

Эти люди, мама и очень похожая на неё взрослая копия, дочь, пришли ко мне в адвокатскую контору по рекомендации моего клиента, интересы которого я некоторое время назад весьма удачно отстаивал в одном из судов города. Рекомендовавший мои услуги парень одним будничным тёмным, но не поздним вечером, похожим на такие же серые и дождливые будничные питерские вечера, незадолго до описываемых событий, прогуливался вместе со школьным товарищем в спальных окрестностях Северной столицы.

Скука и тоска занесла ребят на территорию школьного двора, где верхом на спинках скамеек восседала весёлая группа подвыпивших подростков. Дальнейшее оказалось тривиальным: просьба закурить, и попутно — угостить пивком, вопрос «откуда такие дерзкие и без охраны», град ударов сперва по стоящим на ногах и закрывающим лицо, затем — по лежащим и уворачивающимся от ударов ног, обутых в тяжёлые берцы.

Дерзкие от безнаказанности, помноженной на выпитое пиво, сдобренные бравадой перед товарищами, юнцы закончили избиение лишь после удовлетворения собственного пацанского эго.

Результат вечерней прогулки весьма плачевный: сломанные кости лица, трещины в рёбрах, у обоих друганов-потерпевших средней тяжести вред здоровью, заявление в полицию о возбуждении уголовного дела и долгая-долгая доследственная проверка.

Уже с моей помощью участковый уполномоченный вспомнил о своих прямых служебных обязанностях, перестал привычно ежемесячно выносить постановления об отсутствии состава преступления, по нашей же наводке нашёл злодеев и передал материалы вместе с лицами в дознание.

Так же нагло и развязно, как это было в тёмном пришкольном дворе, трое малолетних преступников вместе с такими же хабалистыми родителями пытались вести себя в ходе затянувшегося предварительного следствия, а потом в коридорах ожидания заседаний и в зале суда. Однако, опять же не без моих усилий, несовершеннолетние представители питерской гопоты вернулись из виртуального блатного мира на бренную землю, где по итогу получили обвинительный приговор и причитающееся им за содеянное наказание.

Один из потерпевших — мой доверитель оказался умным, грамотным и добросовестным работником банка, с единственным недостатком: у него напрочь отсутствовали навыки уличной рукопашной схватки, да и со спортом он был знаком лишь посредством игровой приставки и компьютерных футбольных баталий, перемежаемых с виртуальными автогонками.

Мои старания, настойчивость и умения благодарный доверитель оценил по достоинству, в связи с чем и посоветовал воспользоваться моими услугами своей коллеге по банковской работе и приятельнице, когда у той случилась семейная беда.

Всё описанное выше лишь предыстория возникновения в моей адвокатской практике и за столом в переговорной комнате уже упомянутой в первых строчках сорокапятилетней мамашки, прибывшей ко мне на беседу в сопровождении двадцатипятилетней дочи.

Обе мадамы обладали пышными формами, являлись светловолосыми, а ко всему имели огромные комплексы при откровенном изложении событий, послуживших поводом нашей встречи. Стесняясь и волнуясь, женщины сбивчиво и длинно поведали мне банальную для меня и фатальную для рассказчиц криминальную историю, приключившуюся с их незадачливым мужем, а по совместительству ещё и отцом.

Пропуская мимо ушей женские вздохи, охи и причитания, я уяснил следующее. Папашка и муж, наречённый в детстве Василием, словно помойный кот, долгие годы гуляющий сам по себе, дома, то есть в квартире своей жены, появлялся лишь поспать, пожрать и занять денег у родных женских сердец на неопределённое время без какой-либо реальной надежды на их возврат даже после грибного дождика в четверг.

Словно чемодан без ручки, присутствие этого мужчины в своей жизни домочадцы терпели, страдали, но по привычке продолжали тащить за собою по жизни хотя и никчёмную, но такую родную ношу изо дня в день, из недели в неделю. Василий на полную катушку беззастенчиво пользовался жалостливым настроением своих близких, в связи с чем самозабвенно продолжал каждодневное пьянство.

Как это заведено в жизненной правде, финалом бравого легкомысленного прожигания собственной жизни и семейных сбережений стало задержание Васи и последующий арест ни много ни мало, а за разбойное нападение.

Каким-то волшебным образом, уже по прошествии стольких лет и не вспомнить, но, наверное, через адвоката, назначенного следователем, арестант передал жене и дочери своё глубочайшее раскаяние за все беды на свете и во временном пространстве, причинённые лично им своей любимой и обожаемой семье, обещание исправиться, искупить, загладить, остепениться.

В придачу к раскаянию было передано чистосердечное уверение в непричастности к разбою, а ещё, вишенкой на торте, рассказано о жгучем желании пообщаться с хорошим платным защитником. В квалификации, профессиональных способностях и умении отстаивать интересы Василия адвокатом-назначенцем, он, протрезвев и поразмыслив, полностью разочаровался.

Жалость к незавидной женской доле не помешала мне без особого торга обсудить материальные условия сотрудничества, заключить соглашение на защиту горе-разбойника, получить гонорар и отправиться в изолятор на знакомство с арестованным, для полноценного погружения в проблему его защиты. Благо, моего новоявленного подзащитного ещё не успели этапировать в «Кресты», следачка возжелала сама или получила строжайшие убедительные указания руководства выполнить по максимуму все следственные действия, для чего арестанту продлили нахождение в зарешёченном подвале районного управления внутренних дел.

Привычно, как я это делал неоднократно, отдал следователю ордер вместе с ходатайством о принятии защиты, сообщил о желании ознакомиться с протоколами следственных действий, в которых принимал участие мой Вася.

Интересное стечение обстоятельств, но девушка-следачка, в производстве которой оказалось дело, тоже чем-то внешне смахивала на моих доверительниц. Несмотря на свой юный лейтенантский возраст она оказалась грузна, у неё присутствовали пышные формы и завершала сходство с мамашей и дочерью русая коса.

Без долгих препирательств получил от девушки постановление о возбуждении уголовного дела, из него узнал, что речь идёт о тяжком преступлении, о квалифицированном разбое, совершённом группой лиц по предварительному сговору, да ещё и с применением в качестве оружия выкидного ножа, коим были причинены потерпевшему мужчине телесных повреждения, уже отнесённые экспертом к категории лёгкой тяжести.

Бегло пролистал добросовестно представленные мне явку с повинной, протоколы признательного допроса, произведённого с участием адвоката-назначенца, глянул протокол осмотра места происшествия, в ходе которого у моего товарища был в присутствии понятых изъят нож в придачу со снятым с пальца жертвы колечком белого металла.

Не прошло и получаса общения с работниками изолятора, параллельное выполнение бюрократических процедур по доступу к телу, а я уже в следственном кабинете со стенками, выкрашенными серо-зелёной масляной краской, выслушивал разъяснения версии случившегося непосредственно от своего подзащитного, бомжеватого вида, неряшливо одетого, опухшего от длительных возлияний Василия.

Сразу бросалось в глаза несоответствия этого забулдыги тем самым несчастным, убитым горем опрятным и ухоженным женщинам, жене и дочери. Рассказ моего собеседника с литературной простотой слога, помноженной на абсолютное отсутствие артистического таланта рассказчика, был незамысловат и примитивен. Я привычно набрался терпения, и, не перебивая, выслушал всю историю жизни своего клиента.

В юные годы экскаваторщик Василий, парень из псковской глубинки, приехал на питерскую стройку за длинным рублём. Несмотря на свой невысокий рост, мужиком в своей деревне он считался видным. Ладно сложенный, с кучерявыми чёрными волосами и озорной искоркой в глазах, с хорошо подвешенным языком.

Не прошло и года с прибытия в северную столицу, а Васёк уже вытянул главный счастливый лотерейный билетик своей жизни, познакомился со своей будущей белокурой жёнушкой, урождённой и потомственной ленинградкой. По любви случилась у них свадьба или по залёту, Василий рассказывать не стал, но дочь, укрепившая брак, в их семье появилась очень даже быстро, без долгих размышлений и тягостных планирований.

Также скоро после бракосочетания деревенский житель пренебрёг упрёками тестя с тёщей, решил и перестал утруждать себя непосильной работой на стройке. В это же время прочно пустил корни в подаренной родителями супруги трёшке, зарегистрировался там, стал полноценным горожанином и с удовольствием, без оглядки на нормы и правила, запил на полную мощь своего деревенского здоровья.

Привычка закладывать за воротник не возникла абы как, она была привита у Васи с трудного колхозного детства. Вольная, не обременённая бытовыми заботами и проблемами воспитания и развития растущей дочери, жизнь за счёт корпевшей в банке женушки вполне устроила отца семейства. Значительно позднее, в добавок к мамке, семейный бюджет стала пополнять и пошедшая по материнским банковским стопам, получившая в университете диплом экономиста, дочь.

Так и жили: жёнушка с дочерью трудились и делали вид, словно в семье всё хорошо, Вася же при этом напропалую бухал со своими дворовыми дружками, и, не обременяя себя угрызениями совести, крутил романы с каждой встречной и поперечной бабёнкой, готовой снизойти для общения до уровня задрипанного выпивохи.

В интересах семейного благополучия глава семейства периодически покрикивал, иногда и поколачивал супружницу, а при оскудении денежных запасов, наоборот, миловал жёнушку, и получал взамен от той денежку на пропой. Изредка, по поводу и без, грозно поругивал доченьку, и от неё тоже перепадали купюры. Обе женщины помалкивали, рвать семейные узы побаивались, полицию для разборок звать остерегались. Как стало понятно из рассказа, Василий уже много лет как жил в достатке, радовался каждому пропитому дню, похожему на прожитый и не отличимому от наступающего. 

Тот роковой день для моего подзащитного начался обыденно и незамысловато. К открытию винной секции продовольственного магазина Василий уже встретился со своим соседом по подъезду, бездельником и лоботрясом худосочным и вечно пьяным Стасом. Сосед в этот раз был при деньгах, поэтому мужики не только купили несколько бутылок креплёного красного с тремя яблоками на закуску, но решили для разнообразия украсить свою компанию женским участием, для чего вызвонили и пригласили разбитную, на всё согласную Матрёну. Или не Матрёну, в этой истории имя романтического украшения стола не играет абсолютно никакого смыслового значения.

Важно то, что Матрёна украшала собою мужскую компанию далеко не первый раз, правила игры прекрасно знала и признавала, своих требований не навязывала. Долго упрашивать и зазывать не мероприятие Матрёну не пришлось, день наступил, а повод можно и за столом придумать и объявить в перерыве между краткими, словно выстрел, тостами. Летняя тёплая погода благоволила, выбор места пиршества не потребовал много времени, им оказалась скамейка в тенистом, заросшем кустарником и высокими деревьями дворе дома. Благо, это не новостройка, и деревья и кусты давно стали неотъемлемой частью придомовой территории.

Василий привычно нашинковал яблоко своей неразлучной выкидушкой и аккуратно разложил кусочки закуски на бело-красном полиэтилене пятёрочного пакета. Руки уже не тряслись, пластиковые стаканчики ещё до сервировки стола помогли ему со Стасом первой порцией вина снять груз похмелья и дрожь в руках.

Вскоре после начала застолья во дворе появилась приглашённая Матрёна. Но шла она по двору не одна. И совсем не с подружкой. Она шла и весело болтала с сорокалетним хмырём с засаленной косичкой давно не мытых волос, стянутых на затылке резинкой. У спутника на шее, из-под расстёгнутой джинсовой куртки болталась массивная серебряная цепочка, а на той покоился крест. Завершало ювелирный мужской гарнитур пришедшего объёмное серебристое кольцо — гайка на безымянном пальце.

Своего спутника женщина, подхохатывая, весело представила своим кавалером Петром, другом беззаботного и бесшабашного детства. Хмырю тут же она рассказала о Васе и Стасе, как о настоящих мужиках, коренных обитателях и завсегдатаях приютившего их двора. Мужчины мгновенно почувствовали в прибывшем конкуренцию, но тем не менее, хоть и нехотя, но пожали друг другу руки.

Возникшая заминка была мгновенно сглажена новоявленным Петром, путём извлечения из такого же красно-белого пакета «Пятёрочки», как и у мужиков, двух поллитровых бутылок водки, целлофанового пакета с кругом уценённой краковской колбасы и половинкой нарезного батона. Оценивая количество и стоимость купленного Петром, завсегдатаям двора стало ясно, конкурент тоже имел на Матрёну серьёзные пошлые планы и виды именно в этот день.

Пока на лавочке, заменившей праздничный стол, оставалось недопитое спиртное, разговор носил радужный характер с избитыми анекдотами и сальными шутками про супружескую неверность. Но с каждым пластиковым стаканчиком, поглощаемым жадными ртами праздно отдыхающих, взгляды на единственную женщину в компании становились всё откровеннее и смелее. Матрёна, пьянея, бдительность не потеряла, проявила женскую смекалку, под предлогом необходимости «попудрить носик» отошла к ближайшим кустам, да так и не вернулась к жаждущим и страждущим её доступного тела самцам.

Мужики, оценив коварство и стервозность своей общей подруги, долго не убивались, попытались вызвонить её, пропавшую, или одну из живших поблизости подруг, но не дозвонились, в связи с чем решили залить горечь объединившей их обиды новой порцией алкоголя в сугубо мужском коллективе. Благо, у вновь прибившегося к их компании длинноволосого Петра деньги ещё оставались и расставался он с ними без особого скрипа и причитаний.

Немалая заначка нового товарища тратилась неторопливо и вдумчиво, в магазин за красным креплёным вином поочерёдно ходили старожилы двора, Василий и Стас. Оставшиеся два яблока и колбаса с батоном кромсались выкидным ножом Васи, лезвие которого после каждой разделки живописно втыкалось на моменты простоя в доску скамейки.

Станислав заплетающимся языком пытался рассказывать своим собутыльником истории из своего воровского прошлого, закончившегося год назад условно-досрочным освобождением из колонии общего режима. Василий, сто раз слышавший эти рассказы и потерявший к ним всякий интерес, тут же, удобно откинувшись на спинку скамейки, мирно подрёмывал на солнышке, вырываясь из дрёмы под окрик заботливого друга лишь для очередного тоста. Пётр слушал в пол уха. Он не мог поверить в коварство Матрёны и стакан за стаканом глушил алкоголем горечь обмана и желчь обиды на женское племя.

Накал страстей, посетивший скамейку выпивох, пришёлся в самый раз на отлучку Василия по малой нужде до ближайшего кустарника, своей листвою отбрасывающего густую тень на скамью. По возвращению, подтягивая и застёгивая на ходу брюки, мой подзащитный узрел картину снятия Станиславом с пальца собутыльника массивного кольца. Сопротивление Петра было к тому времени уже подавлено парой затрещин и тычком «выкидушкой» в мякоть бедра, недовольное бормотание жертвы всерьёз собутыльниками не воспринималось, а праздношатающиеся нежелательные свидетели в этот момент поблизости на тропинках сквера отсутствовали.

Стас, заполучив желаемое, на прощание сдобрил отход Петрухи смачным и глухим футбольным подзадником, после чего вместе со своим соседом спокойно продолжил поглощение оставшегося алкоголя. Не осуждая и не порицая своего другана, взрослые же люди, Василий допил недопитое, узнал о снятой вдобавок к кольцу с шеи незадачливого лоха серебряной цепочки с массивным крестом, скинул бардак со скамейки сперва в пакет, затем в урну (порядок в этом месте они чтили), привычно забрал в карман брюк свою выкидуху, и со словами «утро вечера мудренее», шатаясь и оступаясь побрёл заканчивать свой плодотворный день в квартирку к вернувшимся с работы жене и дочери.

Вася также поведал мне о своём искреннем намерении с самого-самого утра пойти к своему соседу Стасу, а оттуда уже вместе с ним отправиться на поиски Матрёны и с её помощью найти их незадачливого вчерашнего собутыльника, извиниться перед ним, вернуть спасённое от случайных хулиганов добро, кольцо да и цепочку с крестиком.

Входило в планы и примирительное распитие троицей алкоголя, благо несколько смятых купюр нашлись в карманах брюк. Время было подобрано удачно, жена с дочерью уже ушли на работу, в банк, а магазины уже должны начать продавать спиртное. Вот только не дали сбыться замечательному плану вежливые, но очень настойчивые оперативники, так некстати возникшие после звонка в дверь на пороге его квартиры.

Прежде чем хлебосольно пустить в коридор короткостриженых служивых, Василий заметил тень метнувшейся вниз по лестнице Матрёны, и пазлы вчерашних событий стали складываться в очень тревожную и тягостную для него безрадостную картину.

Выкидной нож из кармана с блестящим лезвием, массивное серебряное кольцо, составлявшие великодушную долю добычи, пожертвованную накануне Стасом, не возвращённые владельцу лишь по причине отсутствия физических на то сил, были по просьбе полицейских добровольно извлечены Василием из карманов одежды, а затем убраны назад, но лишь для того, чтобы позднее официально изъять это всё уже в отделе полиции в присутствии понятых, да ещё и с составлением протокола выемки.

Всё происходящее походило на кошмарный сон. Опера становились то добрыми, угощающими для унятия дрожи в пальцах перед подписанием протоколов настойкой боярышника, то превращались в предельно жёстких и обозлённых при одном лишь намёке о гарантиях свободы. Вася уверовал в справедливость разбирательства, внушённую ему операми. Ведь сейчас всё несерьёзно, в суде можно будет рассказать всю правду, суд разберётся, суд поймёт.

Успокоившись, Василий добросовестно, не читая, ставил свои подписи там, где указывали сперва сыщики, позднее, присоединившиеся к ним симпатичная длинноволосая следачка с массивным крупом и добрыми телячьими глазами, да еще пришедший с нею словоохотливый весельчак, толстый лысоватый армянин — адвокат с чёрными волосами на коротких пальцах, беспрестанно сыпавший шутками да прибаутками.

Встреча в коридоре следственного отдела со Стасом, неожиданно превратившимся из друга в подельника, а позднее — опознание их хромающим на правую ногу, ошалевшим от происходящего, но похмелённым теми же следопытами терпилой Петром, промелькнула жутким калейдоскопом.

Отрезвление случилось и наступило за окрашенными жёлтой масляной краской металлическими прутьями зала районного суда вместе с прозрением и осознанием бесповоротности случившегося. Весельчак и балагур адвокат неотрывно и молча рассматривал экран своего сотового, девушка – следователь тараторила по бумажке заранее заготовленный текст, указывающий на необходимость ареста подследственного.

Судья пыталась у Василия узнать про его судимости, административные правонарушения, но без помощи защитника вопросы казались странными и абсолютно непонятными. Лысеющий адвокат, оторвавшись от мобильного, выпалил в сторону окна два – три дежурных предложения и, вновь углубившись в изучение своего гаджета, сел на скамью за жёлтый полированный стол.

Все присутствующие в зале по команде девушки-секретаря встали, судья, стуча каблуками и прижимая к груди картонную папку с материалами дела, вышла. Потупив глаза, косясь в свой сотовый, защитник подошёл к клетке, протянул, прощаясь, руку для пожатия. Услышал окрик конвоира, и отскочил на шаг от решётки. Кивнул, заискивающе прощаясь, головой и побежал догонять девушку – следачку. Через полчаса вернулась судья, сообщила об аресте на два месяца, конвой защёлкнул наручники и повёз в изолятор при отделе полиции.

Василий закончил свой рассказ. С надеждой на понимание и скорейшее спасение уставился на меня. Очень не хотелось мне расстраивать Василия, но успокаивать особо тоже я его не мог. Нечем было успокаивать. Именно с этого я и начал озвучивать диагноз случившегося:

— «Срок на апелляционное обжалование стражи уже истёк. Бывший адвокат не настоял, а ты не предложил подать жалобу. Да и оснований для домашнего ареста или чего-то ещё более мягкого особо веского и нет.

Потерпевший жив и почти здоров — это в нашей ситуации большой плюс. Похищенное имущество тоже в целости и сохранности, не обменяно и не пропито, тоже здорово и даже прекрасно, голову над возмещением не придётся долго ломать. Из плюсов осталось наличие поддержки семьи и желание бороться за лучшее место под солнцем.

Переходим к минусам. Изъятое с понятыми орудие преступления — выкидной нож и похищенные цацки. Под протокол сделана запись о принадлежности ножа и его участии в попойке. Это раз.

Явка с повинной с пусть и путанным, но описанием операми всего действа отъёма у потерпевшего заработанного непосильным трудом с замыслом, умыслом и распределением ролей. Явочка, царица доказательств, не только подписана собственноручно, без следов крови на бланке, что свидетельствовали бы об истязаниях и насилии над волей со стороны правоохранителей, но ещё и с участием подписавшего её адвоката. Это уже серьёзное два.

Опознание участника нападения Василия потерпевшим. Проведено, конечно, не идеально, но Петя оказался молодец и хорошо запомнил тех удальцов, с кем пьянствовал весь предыдущий день и с кем собирался делить свою зазнобу. Это уже тянет на полновесное три.

Допрос в качестве подозреваемого. И не просто допрос, а допрос, опять же, с участием адвоката, с приложением ордера и исполнением всех необходимых процедур. Веско тянет на четыре.

Пятым, шестым и седьмым можно посчитать опознание потерпевшим подельника Стаса, явку того с повинной, в которой всё по полочкам и всё подробно: как задумали, что замыслили, как роли распределили, а потом Станислав держал, а Василий ножичком в ногу тыкал, ну и такой же подробный протокол допроса, с участием порожнякового адвоката и соблюдением процессуальных формальностей.

Не назвать положительным, но и не причислить к отрицательным факт отсутствия свидетелей. В деле только непосредственно участники, двое напавших и один пострадавший. Потерпевший и двое обвиняемых. Здесь уж как этим воспользоваться. Горизонты это расширяет весьма существенно, но особо рассчитывать на показания Матрёны нам не приходится. Не запали вы в её сердце со Стасом, не запали. Если бы запали, не кинула бы она вас троих, нашла бы способ отблагодарить по заслугам.

Выхода из создавшейся ситуации я вижу три. Хотя их может быть и бесчисленное множество, с вариантами и нюансами на любой вкус. 

Первый, самый правдивый и честный, «я не я и хата не моя». Оболгали, заставили, склонили. Изложить всамомделишную версию произошедшего и мёртво стоять на ней. Пили, мирно болтали, опять пили, снова обсуждали мировые новости и последние события дворовой жизни. Пошел по нужде в кусты, сделал своё мокрое дело, оправился, вернулся к собутыльникам, а тут такая картина маслом. Друг Станислав перебрал, крышку у него снесло напрочь, схватился за чужой нож, начал им пируэты выписывать перед носом у товарища Пети, в ногу разок тыкнул для острастки. А после, поверив в своё всесилие, все лишние украшения с конкурента и дамского угодника поснимал.

Петру это, конечно же не понравилось, ни дырка в ноге, ни экспроприация изделий, обиделся на Станислава и ушёл с обидой, затаённой глубоко в душе в горизонт летнего вечера между домами. Но очевидно же, слабенькая и весьма тухлая позиция получается. Не понравится она ни наслушавшемуся всяких историй суду, ни даже молодой и юной лейтенантше – следователю.

Откуда появились снятые цацки в кармане, зачем выкидуху передал, почему сразу не настоял на возврате колечка с цепочкой и крестиком, ну и почему вводил в заблуждение славных представителей правоохранительных органов, да ещё и в присутствии профессионального защитника?

Не забываем, Стас уже дал показания, он стрелянный воробей, за своё сотрудничество с уголовным розыском и следствием будет держаться не двумя, а тремя руками. Ему, с его рюкзаком условно-досрочного освобождения, отказываться от единственного смягчающего обстоятельства абсолютно не комильфо.

Ну и не забываем, суд уже установил причастность вашей парочки к тяжкому преступлению и на этом основании закрыл обоих разбойничков в тюрьму.

Существует то самое судейское братство, ради которого судьи, отменяя решение коллеги, очень внимательно будут читать те самые основания избрания меры пресечения, а потом и установление причастности подсудимых к преступлению. У нас в стране совсем не тайна за семью печатями — мизерность оправдательных приговоров, и наш случай лишь с огромнейшей натяжкой сможет оказаться в числе тех самых единичных «оправдашек». Запоминаем услышанное, переходим к другим вариантам.

Я видел напряжение, с которым следил за полётом моей мысли Василий. Местами он не успевал за полётом моей мысли, но слушал внимательно, не перебивая. Я же пытался излагать всё доходчивым и простым языком, почти таким, каким мой доверитель привык общаться со своими друганами по двору, но без присущих в их среде матюков. 

Вторая позиция. Признаём всё уже озвученное и подписанное, каемся, извиняемся, ищем больных родственников, нуждающихся в уходе и заботе, вспоминаем все совершённые в жизни добродетели, бабушек, переведённых через дорогу, рассказываем о работодателях, смотрящих на календарь для незамедлительного трудоустройства, показываем и приобщаем справки, приводим в суд жену с дочерью, слушаем их рассказ о примерном, но оступившемся семьянине, заботливом отце, внимательном муже и так далее.

По итогу уповаем на милость суда и хорошее настроение судьи, надеемся на условный срок. Если реальный – то небольшой, годика на два, не больше. Наверное, это лучший вариант по реалистичности последствий с вполне предсказуемым обвинительным приговором.

По реакции Василия можно было догадаться о его категоричном несогласии со второй версией нашей защиты. Он казался себе борцом. Если не за правду жизни, то за минимальный срок наказания. Я продолжил свои варианты. 

Есть ещё и третья идея. Сложная, но с реальным правом на жизнь. С использованием так называемого эксцесса исполнителя. Простыми словами это выглядит так. Допустим, между Станиславом и Петром начался словесный скандал на ровном месте. Из-за неожиданно покинувшей вас женщины, из-за обидных для сидельца слов, не так важно. Важнее последствия.

Василий, друг неразлучный, вступается за своего оскорблённого товарища, берёт со скамейки свой нож и несильно тыкает в ногу не контролирующего свой язык обидчика. Получив неожиданный отпор, Петя извиняется перед Стасом и примирительно садится на скамейку для продолжения банкета. Отстояв честь друга, Василий, с чувством исполненного долга, удаляется в кусты облегчить мочевой пузырь и подготовить свой организм к продолжению попойки.

По возвращению застаёт на скамейке одного только Станислава, от которого слышит историю, как слабый духом Петя выполнил требования словесно обиженного им собутыльника, снял с шеи цепь с крестиком, с пальца кольцо, оставил их в счёт своих извинений за грубость и убыл в неизвестном направлении.

Василий и Станислав допивают оставшееся, сокрушаются по поводу кинувшей с исполнением нескромных мужских желаний Матрёны, и также безвременно покинувшем их новоявленном товарище, решают, что с Петром погорячились, цепочку, крестик и печатку надо бы отдать, как только будут для этого силы, то есть завтра, на том, попрощавшись, расходятся.

Возврат оставленного богатства пораненному товарищу не случился лишь из-за раннего появления на порогах их квартир полицейских. Не приди опера, цепочка, крестик, колечко вернулись бы к своему владельцу с извинениями и бутылкой в придачу, и не было бы никаких уголовных дел и никому не нужных разборок.

Плюс в этой истории в том, что разбой для Стаса меняется на грабёж, а для Василия на легкие телесные. Тяжесть, а вместе с ней и размер наказания снижаются кратно, можно при хорошем раскладе ограничиться и отсиженным. Но этот вариант требует стальных яиц в позиции и твёрдости на предварительном и судебных следствиях. Без кувыркания в показаниях и дрожи в голосе.

Побыть мужчиной и получить при этом минимальный срок наказания Василию понравилось лишь после того, как он твёрдо уяснил, выйти из изолятора, в котором он оказался по «чудовищной ошибке» на настоящем моменте его жизненного пути совсем не получается. Никак.

После раздумий и дополнительных вопросов и разъяснений, Василий остановился на сложном, но сулившем наибольшую выгоду третьем варианте. Том самом, последнем, с элементами эксцесса исполнителя. Перспектива «двушечки» за легкие телесные с применением оружия перевесила все аргументы маячившей «десятки» за разбой группой и с той же самой выкидухой. Два-три раза переспросив об окончательности решения, и убедившись в его осознании моим подзащитным, мы начали работать на результат.

Из интересного в рутине предварительного следствия было продление стражи. Та самая пухленькая и большая в женских формах следачка в ожидании заседания в ходе доверительной беседы настолько прониклась бедой прибывших для допроса дочери и жены моего сидельца, что согласилась с возможностью домашнего ареста. Своё согласие озвучила судье и округлившей глаза прокурорше.

Мне было предложено вмести с моими свидетелями выйти в коридор, в связи с необходимостью технического перерыва, о котором попросила поддерживающая ходатайство следователя об аресте прокурор. Ослушаться я не мог, и мы вышли.

Я не прислушивался к творившемуся за закрытыми дверями, но разговор был на повышенных тонах. Причём, голоса юной следачки слышно не было, она внимала молча. Как я понял, прокурор с судьёй напару, даже не стесняясь моего подзащитного, сидящего тут же, в клетке, вправили молодой девушке мозги на место, кратко, но содержательно разъяснили сущность её ходатайства о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, которым она же и подкрепила своё обращение в суд.

Вернулся в зал судебного заседания я уже один, увидел пунцовую от стыда за свою слабость и пожалевшую семью подследственного следачку с русой косой, выслушал быстро вернувшуюся из совещательной комнаты судью и её решение о продлении срока содержания под стражей ещё на два месяца. Подошёл к своему Васе, пожал ему через прутья решётки руку и убыл дальше подтверждать нашу версию защиты новыми фактами и доказательствами.

К судебным баталиям все участники уголовного дела были вполне готовы. Подельник Василия понял отведённую ему роль, без особого упорства и лишних уговоров согласился махнуться с вменяемого ему разбоя на грабёж. Не возражал и по поводу нашего «лёгкого вреда» здоровью. Но особенно Станислава порадовало возмещение потерпевшему причиненного сообща морального вреда за счёт многострадальной супруги и дочери моего доверителя.

Часто меняющиеся адвокаты по назначению не возражали против наших инициатив, но ничем особо и не помогали в их реализации. Судью процесс откровенно забавлял, он взирал на состязающиеся стороны с высоты своего возвышающегося на постаменте стола и, не встречая грубых нарушений правил уголовного процесса, не отдавал предпочтения ни обвинению, ни защите.

Было заметно, как привычные, ставшими уже обыденными, полные признания вины подсудимыми порядком утомили служителя Фемиды, наша состязательность была схожа по своей сути с игрой кошки с мечущейся мышкой в закрытой комнате.

Окончательное решение в виде приговора всё также оставалось за судом. Так редко мне в своей практике приходилось встречать в уголовном процессе улыбающегося человека в мантии. Всё больше непреклонно серьёзных, с обвинительным укором в прожигающем насквозь взгляде.

Потерпевший Пётр, давая показания и отвечая на вопросы государственного обвинителя, чистосердечно признался: в тот день был очень пьян. Кто бил ножом, а кто снимал украшения, точно не помнил и не помнит. Подписывал в полиции документы, полностью веря в профессионализм оперативников и следователя. Оглашение показаний, данных в ходе предварительного следствия, устранить противоречия так и не помогли, кто бил, кто снимал, — так и оставалось не выясненным.

Память того дня к потерпевшему так и не вернулась, как не пытался её освежить прокурор. Возможно, именно в такой позиции нашего Петра своё слово сказала незначительная, но весьма уместная денежная мзда от жены и дочери Василия, оформленная распиской в получении денег и припиской об отсутствии каких-либо претензий к своим обидчикам.

Нельзя исключать и пацанские качества, воспылавшие вдруг в груди Петра. Или Матрёна шепнула убедительное словечко ему на ухо, к ней мои женщины тоже заходили с просьбами о помощи. В суд не пришла, но как могла, так и помогла. Женщины, они такие, на добро не жадные.

Неоднократно поменявшийся на стадии судебного следствия прокурор, прекрасно понимая обвинительный уклон приговора, из кожи рьяно не лез, в справки от работодателей, гарантировавших трудоустройство Василия, глубоко не погружался. Под сомнение возмещение морального вреда не ставил. На повторных вызовах в суд потерпевшего и оперативников для дополнительных допросов не настаивал.

И вот настал тот самый предфинальный этап, если финалом считать прения и последнее слово, та самая дача показаний в суде моим Василием. Мы отрепетировали это действо, мой подзащитный даже пытался конспектировать в переданный женою блокнот те обороты речи, которые были бы уместны и сопоставимы с нашей линией защиты.

Перед нами что-то нечленораздельное, но признательное именно в грабеже, а не разбое, пробубнил Стас, из которого адвокат и защитник, а тем более и судья, клещами подробности не тянули.

Настала наша очередь давать суду показания о случившемся. Я посмотрел на вставшего за прутьями клетки Василия. Может и скажу крамолу, но выглядел он несравненно лучше, чем в день нашего первого знакомства. С лица сошла та самая алкогольная отёчность, вызванная годами неумеренного пьянства, из глаз пропала муть, волосы аккуратно подстрижены и гладко зачёсаны на пробор, на плечах – чёрная кожаная куртка, опрятные джинсы. Любо-дорого смотреть, одним словом.

Я приготовился слушать ту самую речь, задал, когда дали слово, вопрос о событиях злопамятного дня и услышал фразу, повергнувшую меня в оторопь:

— Ваша честь! А я ничего не совершал. Не было ничего такого. Невиновный я. Отошел до кустов помочиться, вернулся, а Стас снимает с пальца руки Петра кольцо. И всё.

Если первые пару слов прозвучали твёрдо и решительно, то заканчивал свой спич Василий чуть слышно. Но в тишине зала его слова отчётливо и чётко, под стук компьютерной клавиатуры ложились на протокол судебного заседания.

Я перевёл взгляд со своего подзащитного на судью. Тот откровенно улыбался и смотрел то на меня, то на Василия.

— Что вы ещё нам хотите сообщить? – всё также лучезарно улыбаясь обратился к моему клиенту судья.

— Ничего, ваша честь, — выдавил и надолго замолчал подсудимый.

— Адвокат, у вас будут вопросы к своему подзащитному?

— Ваша честь! Мой подзащитный уже всё сказал. Наши позиции защиты, по закону, не могут расходиться. У меня вопросы только по личности! Характеризующие, так сказать.

Довольный неожиданным финалом, улыбающийся собственным мыслям, судья ещё раз оглядел участников процесса и удалился в совещательную комнату для постановки приговора. Дверь за человеком в чёрной мантии закрылась тихо, без зловещего стука.

Что и кто сподвигнул моего Василия так резко переобуться и уйти от нашей версии, я не знаю, да особо и не хотел узнавать. Смысла нет. То ли в камере кто из «вундеркиндов» просветил, то ли во время конвоирования дельных советов надавали. Что есть, то есть. В нашем случае, слово – это тот самый «не воробей», про которого говорят вылетел, назад не воротишь.

Нарезали ему за совершённый квалифицированный разбой три с половиной года общего режима, подельник ушёл с добавкой за счёт условно-досрочного освобождения на четыре с половиной строгача.

Размером наказания Василий остался крайне недоволен, но про риск переобувания он был предупреждён изначально. Апеллировать особо было не к чему, протокол судебного заседания был составлен безукоризненно. Запоздалое полное признание вины перед судебной тройкой по фабуле предъявленного обвинения размер наказания и режим содержания не изменили. Не любят судьи этих самых переобуваний.

Стали ли ждать своего непутёвого папашу и мужа оставшиеся в питерской трёшке враз освободившиеся от своих постылых обязательств женщины, даже не знаю. Слышал о намерении обратиться к какому-то мастеру по кассационным обжалованиям, решающим всё и вся, но мне результат этой задумки не известен.

Видел из соцсетей, через несколько месяцев после вступления приговора в законную силу, дочка вышла замуж. Свадебное платье свободного покроя и округлость живота красноречиво говорили о намерении молодожёнов вскорости увеличить численность семьи, восполнив длительную утерю убывшего в зону на отсидку квартиранта.

Хотя кто его знает, ведь неожиданно свалившаяся свобода возможно так опьянила и окрылила маму с дочкой, что пожитки сидельца вполне реально могли перекочевать посылкой к Васиной маме в деревенский дом в Псковской губернии, а в зону письмом с описью вложения могло уйти свидетельство о разрыве брачных отношений. Закон позволяет это сделать легко и просто при сроке наказания, превышающим три года. Гадать не буду, а специально узнавать дальнейшую судьбу всех участников этой истории не хочется.

Не боец Василий оказался. Совсем не боец. Хотя счастье было так близко от него. Но и мне урок. Человек по природе своей слаб. А в некоторых ситуациях ещё и весьма труслив.

P.S. И весьма даже возможно, что данные судом по десятилетней шкале за наш номер с разбойным кувырком из десяти возможных три с половиной года общего режима сложились из одного года за хорошую идею с эксцессом и из двух с половиной за паршивое актёрское исполнение отведённой роли подсудимым. Без души и истинного творческого погружения в прописанный в сценарии образ. Ведь судьи, они такие, фальшь не любят и за версту её чуют.

* * * * * 

11 октября 2022 г., Санкт-Петербург, Андрей Болонкин.

Да 58 58

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Климушкин Владислав, Павленко Иван, Коробов Евгений, Миркина Оксана, Матлис Софья, Болонкин Андрей, Немцев Дмитрий, Костюшев Владимир, Конев Олег, Кулаков Анатолий, user26258, Филиппов Сергей, Меркулова Юлия, Чечеткина Ксения
  • 21 Октября 2022, 07:08 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, к сожалению, такие истории есть у многих коллег, и у меня самого, в одном из моих первых дел в статусе адвоката был подобный случай, когда подготовленный «вдоль и поперёк» истец, знавший свою роль наизусть, когда очередь до его выступления в прениях по иску о признании его права на альтернативную службу, забыл всё, просто всё, и понёс отсебятину: 
    Тут некоторые думают, что я хочу от армии откосить… так я этого и не скрываю... После чего все присутствующие в судебном заседании, включая судью, народных заседателей, прокурора, военкома и просто «сочувствующих», попросту катались от хохота со слезами на глазах, а я, уже предвкушавший убедительную победу над призывной комиссией, хотел придушить своего «альтернативщика» прямо здесь и сейчас :x 
    Так что на самом деле каждый сам кузнец своего п… всего, и каждый достоин последствий своей «креативности» ;) 

    P.S.  Да у Вас батенька похоже литературный талант прорезался, настоящая повесть получилась (Y)

    +21
    • 21 Октября 2022, 07:25 #

      Уважаемый Иван Николаевич, было бы здорово отдельный раздел создать. Как думаете? 
      Ведь по профессии мы все рассказчики, да?

      +10
    • 21 Октября 2022, 10:51 #

      Уважаемый Иван Николаевич, в моем раннем судебном творчестве было дело, в котором мой сослуживец поехал со мной в суд. Уже было решение принято в мою пользу, поэтому никаких сложностей я не видел. Тем более тот же судья и совсем свежее решение по аналогичному делу, которое он выносил.
      Как я ему объяснил, ему надо будет сказать всего, что он согласен с позицией своего представителя и настаивает на удовлетворение иска. 
      Судья откровенно скучал, представитель ответчика не возражал и желал быстрейшего завершения дела. 
      Наконец судья спросил истца, желает ли он что то дополнить. 
      И тут Остапа понесло. 
      Судья оживился, глаза заблестели. Один вопрос и мастер на лету получает вместо решение отложение судебного заседания и ещё одну поездку туда и обратно с расстоянием от дома до суда в 120 км.
      Потом он признался, что увидел, как все легко у меня получается и решил, что он и сам может все сделать. После удара носом об асфальт, вся его самоуверенность быстро улетучилась.
      И это было в бытность, когда ещё не было программы  «Час суда» и интернет только входил в нашу обыденную жизнь.

      +7
    • 22 Октября 2022, 00:51 #

      Уважаемый Иван Николаевич, у Андрея Владимировича талант написания. Вспомните его публикацию «Мальчик девочку любил…». Там и детектив, и ирония, и проза жизни, и трагедия.

      +5
  • 21 Октября 2022, 07:20 #

    Уважаемый Иван Николаевич, была на телевидении реклама такая, «иногда лучше жевать, чем говорить...» И народная мудрость — молчание, это золото.
    Но не  все это знают и помнят.

    +11
  • 21 Октября 2022, 07:38 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, с удовольствием ознакомилась с Вашей увлекательной процессуально-житейской историей, пишите пожалуйста чаще именно вот в таком стиле- эстетически-познавательно-научно-обучающе. Буквально недавно в коридоре суда наблюдала истерику адвоката, который просто чуть ли не за шиворот тряс своего Доверителя с вопросом — зачееееееем Вы так сказали?! По собственному опыту, но это в гражданском процессе, старалась всегда сидеть рядом, чтобы если что безжалостно пинать/щипать/отдавливать ноги и применять прочее физическое насилие, чтобы только заткнуть рот клиенту. Спасибо за практику.

    +11
    • 21 Октября 2022, 08:54 #

      Уважаемая Ксения Евгеньевна, покой моего подзащтитного охранял вооружённый конвой. Сам он наблюдал за процессом из металлической клетки за моей спиной. Да и слово не воробей, после вылета уже и не остановишь! Так что потормошить его у меня возможности не было! :)

      +8
    • 22 Октября 2022, 03:16 #

      Уважаемая Ксения Евгеньевна, видимо многие сталкиваются с подобными ситуациями! Я тоже всегда сижу рядом и стараюсь «давить» всеми частями тела на доверителя. Одному всю ногу отдавил, так он заорал на меня, типа что Вы мне наступаете на ногу, дайте же сказать! Конечно суд видит этот цирк и смеется.

      +4
  • 21 Октября 2022, 10:55 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, у Вас не только исполнитель переобулся на ходу, но и подельник.

    Одно слово, один воробей, и вся кропотливо выстроенная работа идёт ко дну. 

    Я Вас поздравляю, ибо никто не застрахован от таких случаев, а работа по делу у Вас просто великолепная!

    +9
    • 21 Октября 2022, 11:33 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, тоже считаю, три с половиной общего за квалифицированный разбой при условии «переобувания» в процессе — достойный результат!
      Но стремиться всегда надо к лучшему!

      +8
  • 21 Октября 2022, 12:15 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, зачем Вы так долго скрывали свой литературный талант? Прочел с удовольствием. Ведь как хорошо началось — эксцесс исполнителя, а окончилось переобувкой.

    +8
  • 21 Октября 2022, 13:06 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, читал не отрываясь! Классно написано!
    Результат 3,5 — полагаю хороший, конечно всегда хочется большего (в данном случае — меньшего ))), но не все зависит от нас. Каждый сам кузнец своего (не)счастья…

    +8
    • 21 Октября 2022, 15:28 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, вот только сегодня подумал о неправильной оценке в рассказе. Ведь десятилетняя шкала, которая наоборот, могла учитывать такие параметры как идея, режессура и артистизм. И эти оценки могут складываться, вычитаться и поглащаться. Итоговая цифра — срок, режим, размер удовлетворённого гражданского иска. И каждый случай, индивидуален и неповторим. И стремиться к лучшим показателям своего труда — наш профессиональный долг.

      +5
    • 22 Октября 2022, 03:17 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, солидарен!!!

      +2
  • 21 Октября 2022, 13:18 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, жизненная адвокатская история. Спасибо за интересную подачу, образы героев и питерская атмосфера переданы очень достоверно! Доверителям мы можем помочь, но решают свою судьбу только они. А свою работу Вы выполнили на 100%(Y)

    +7
    • 21 Октября 2022, 15:22 #

      Уважаемый Иван Андреевич, спасибо за внимание к моему рассказу. Наши доверители такие разные… И это всегда может подкинуть такие неожиданные повороты с виражами в нашей работе!

      +5
  • 21 Октября 2022, 13:31 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, спасибо за интересный сюжет. — Наука нам всем, пытающимся устроить «закат солнца вручную».

    Знаете, Вы бы его ещё попросили рассказать о социальной динамике, теории деятельности, категорическом императиве Канта. Простейшее не воспринимает задержки внутренних инстинктивных импульсов ради планирования будущего! Даже не стоит пытаться!

    В подобных ситуациях никогда не пытаюсь кардинально изменить внутренние установки доверителя. В лучшем случае нивелирую их, изменяю акценты, но не более того. Впрочем, если это малое изменение воспринимается легко, то можно и дальше изменять постепенно. В психологии учат, что установка не может меняться одномоментно, но, когда человек соглашается с малыми изменениями, за ними можно вызвать другие и следующие… Так установка может полностью поменяться, но постепенно. Правда, тут надо понимать какая это установка, есть такие, которые вообще не меняются, и особенно грустно, когда у индивида отсутствует социальная установка — с чем Вы и столкнулись.

    В общем, индивид получил то, на что был «заточен» всем процессом своей жизни. Что Господь не делает — всё к лучшему!

    По итогам Вашей повести хочется всем пожелать здоровья и всех благ!
    https://youtu.be/-dQ5uCDUGmU

    +6
    • 21 Октября 2022, 14:03 #

      Уважаемый Владислав Александрович, Вам спасибо за столь познавательный и информативный комментарий (handshake)

      +7
      • 21 Октября 2022, 15:17 #

        Уважаемый Иван Андреевич, приятно, если это интересно не толко мне! Возможно, другой Вася тоже задумается об услышанном, ведь такую тематику они сами на свободе не читают.

        +6
    • 21 Октября 2022, 15:20 #

      Уважаемый Владислав Александрович, согласен с Вами. Личные морально-деловые качества наших доверителей нуждаются в объективной оценке и крайне важны при выработке позиции по делу!!!
      Поэтому я всегда разделяю со своими подопечными и радость побед, и горечь поражений, и сожаления от разочарований!
      Но жизнь позволяет всё это учитывать в своей дальнейшей работе!

      +6
  • 21 Октября 2022, 14:40 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, результат все равно отличный, хотя Василий им оказался и недоволен. Но переобувался-то сам, решение слушать не адвоката, а соседей по камере тоже принимал сам, да и в историю эту попал тоже сам. Ему и так очень сильно повезло, что жена с дочерью пригласили Вас осуществлять защиту «кормильца», так-то Василий  вполне себе имел устойчивый шанс  с равнодушным защитником- назначенцем, свои 6-7 лет получить. А так, повезло Василию, есть время посидеть-подумать-переоценить свой жизненный опыт перед отъездом в Псковскую губернию:)

    +9
    • 21 Октября 2022, 15:15 #

      Уважаемая Софья Ароновна, спустя годы претензий не было. Как и благодарностей, впрочем. А освободиться он должен был уже давно.
      Значит, зона внесла свои правильные коррективы в его оценку проделанной работы и личный мандраж на финише.

      +8
  • 22 Октября 2022, 00:52 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, получила удовольствие от прочтения. Вы талантливый человек!

    +5
  • 22 Октября 2022, 03:23 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, спасибо за такой рассказ! Солидарен с коллегами, что Вы очень литературно-талантливый человек и нам надо поучится писать рассказы по мотивам своей работы. Читается на одном дыхании, воображение рисует 9-D графику, с четкой реальностью происходящего: звуками, запахами, цветами.  Послевкусие после прочтения: как будто сходил в кинотеатр! У Вас большой талант, который скрывать не нужно! Еще раз большое Вам спасибо!

    +7
  • 25 Октября 2022, 16:33 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, ну не человек, а талантище! Читала не отрываясь, чуть свой процесс судебный не пропустила! Пишите пожалуйста почаще, у Вас это прекрасно получается!

    +3
  • 26 Октября 2022, 12:21 #

    Невиновный я.
    Что и кто сподвигнул моего Василия так резко переобуться и уйти от нашей версии, я не знаю,
    Уважаемый Андрей Владимирович, аппетит приходит во время еды…

    +2
  • 26 Октября 2022, 18:27 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, я долго думал в чем «молодцам урок» в данной истории. Урок прост и изучен предками, возведен в правило. Нельзя градус понижать. А если честно отличный слог, вполне сойдёт за одну из глав книги мемуаров Питерского адвоката.

    +3
  • 03 Ноября 2022, 08:31 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, спасибо за талантливый рассказ — зарисовку из жизни определенного социального слоя доверителей. Историй с «переобуванием в прыжке», полагаю, есть в избытке у каждого активно практикующего адвоката. Не могу удержаться, чтобы не поделиться вкратце своей историей, которая многому меня научила. После полугодичной проработки позиции доверителя и нескольких судебных заседаний в ходе своей речи в суде, по видеосвязи, мой подзащитный начал со слов: «Пусть простит меня адвокат, но я расскажу всю правду...». Так «провалиться сквозь землю» мне давно не хотелось.

    +4

Да 58 58

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Эксцесс исполнителя - кувырок с переобуванием» 5 звезд из 5 на основе 58 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Квалифицированная юридическая помощь и защита. Сильный коллектив единомышленников. Адвокаты, специализированные юристы, арбитражный управляющий. Очно, дистанционно. Все регионы России и за рубежом
https://fishchuk.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Персональная консультация
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Яндекс.Метрика